Первый городской информационный портал SHADR.info | Шадринск
   > Новости > Новости компаний > «Шадринск в моей памяти» ветерана ШААЗа Олега Колясникова
2022/08/12 10:10   Просмотров: 402 Комментарии: [0]

«Шадринск в моей памяти» ветерана ШААЗа Олега Колясникова

«Шадринск в моей памяти» ветерана ШААЗа Олега Колясникова

К 360-летию города Шадринский автоагрегатный завод рассказывает городские истории связанные с работниками завода.

Одним из участников проекта «Шадринск в моей памяти», организованном на Шадринском автоагрегатном заводе к 360-летию города, стал ветеран ШААЗа Олег Колясников. В своём домашнем архиве он нашёл чёрно-белые снимки и рассказал много интересного, сообщает Начальник отдела по связям с общественностью Шадринского автоагрегатного завода.

Олег Калистратович Колясников приехал в Шадринск с родителями в далёком 1953-м году, поэтому по-праву считает город родным. Здесь прошли его детство и юность, отсюда юноша ушёл служить в армию, а назад вернулся с молодой женой Лидией. Вместе они около сорока лет проработали на Шадринском автоагрегатном заводе, построили дом, вырастили детей, внуков.

С Шадринском у ветерана связано много воспоминаний. Олег Калистратович с детства увлекался фотографией, долгие годы в его доме хранилась целая коробка снимков, запечатлевших улицы родного города. Со временем большинство было утеряно, сохранились лишь три фотографии. На первых двух кадрах, сделанных в 1968 году с балкона пятого этажа дома по ул. Февральской, видна территория городского рынка.

«В те годы рынок только начал обустраиваться на этом месте, а старая торговая площадь располагалась в квадрате между улицами Октябрьской, Комсомольской, Советской и Розы Люксембург - сейчас там стоит новенький «Шадринск холл», - говорит ветеран. - На месте торгового дома «Европа» был телефонный завод, где я начинал работать до службы в армии, а за его территорией простирались торговые ряды. В конце шестидесятых «телефонка» начала стремительно развиваться, возводили новые заводские корпуса, и городские власти приняли решение перенести рынок на улицу Февральскую. Там быстренько поставили ларьки и построили два крытых павильона. Но торговцы по привычке продолжали заезжать на старую территорию (заборов у завода ещё не было) и ставили самодельные прилавки. Тут же ездили кары с деталями, и какой-нибудь торговец помидорами с юга кричал: «Ребята, я плачу, разгрузите машину». Работяги бросали станки и бежали выгружать товар. Я, бывало, из окна второго этажа спускал вниз длинную палочку, а продавец привязывал к ней мешочек с семечками. На новом рынке по Февральской в одном из павильончиков торговала моя мама. В основном, все ларьки были отданы под промышленные товары, зато весной рынок расцветал яркими красками — приезжали южане с фруктами и овощами. Жили они в двухэтажном деревянном гостевом доме, располагавшемся у входа на рынок».

Ещё на одном снимке, датированном 1967 годом, запечатлён жилой дом по улице Октябрьской (рядом с художественной школой). С ним у Колясниковых связана особая история.

«Весь этот двухэтажный дом занимала наша семья, - вспоминает Олег Калистратович.- А дело было так: отец Калистрат Кирьянович был номенклатурным работником, и когда получил новое назначение, семья переехала в Шадринск. Нам выделили небольшую комнатку с кухней в подвальном помещении по улице Луначарского, 15. В семье уже было шесть ребятишек. Спали все на полу, тесно прижавшись друг к другу. Попытки расширить жилплощадь не увенчались успехом. И тогда наша мать Дарья Фиогентовна написала письмо Никите Сергеевичу Хрущёву. Письмо это попало к секретарю Президиума Верховного Совета СССР Михаилу Георгадзе, который сразу направил телеграммы областным и городским властям с требованием обеспечить нашу семью жильём в течение 24 часов. Нам предложили этот дом на Октябрьской.

На тот момент там в полуподвальном помещении жила еврейская семья театральных работников, а весь второй этаж занимал офицер со своей женой и собакой. Причём для собаки была отведена большая комната с торца с тремя окнами и лестницей, выходящей на улицу в палисадник, чтобы пёс мог самостоятельно выходить на прогулку. Жильцов расселили, ну а мы заняли весь этот дом. Мама родила ещё четверых детей. Всего нас было девять братьев и одна сестра. Со временем старшие стали обзаводиться своими семьями. Когда я привёл молодую жену, она была двадцать вторым по счёту жильцом нашего дома. А дом этот изначально был поповским. С обратной стороны сохранился фронтон с надписью даты постройки: «1884 год апреля пятого».

Священник служил в церкви, стоявшей на перекрёстке улиц, ныне носящих имена Ленина и Степана Разина. В годы революции церковь разрушили. Позже на этом месте выстроили пятиэтажный жилой дом буквой «Г» из белого силикатного кирпича, который вскоре дал трещину, да такую, что пришлось срочно эвакуировать всех жильцов. Тут же привезли военных, и они буквально за пару дней демонтировали здание. Видимо это была ошибка проектировщиков, но старухи говорили, что место проклято из-за разрушенной церкви. Ну а в нашем доме по Октябрьской и сегодня живёт один из братьев со своей семьёй. Правда первый этаж для жилья уже не пригоден».

 



Оставлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизированные пользователи.

Войти на сайт / Зарегистрироваться